Тираж
Тираж

«Я могу скоро умереть». Крик о помощи к Минздраву и ФОМС от онкобольной

46-летняя жительница Кара-Балты Аида Мамбетова обращается за помощью к Министерству здравоохранения. У нее рак четвертой стадии (с метастазами), но на днях у нее закончился лимит на морфин, выделяемый от ФОМС. Представители ФОМС заявили, что это была последняя партия, а дальше женщина должна самостоятельно покупать морфин. Проблема в том, что у онкобольной нет средств на покупку обезболивающего.

«Я бы хотела обратиться в Минздрав за помощью. Я живу в Кара-Балте. Меня зовут Аида Мамбетова. У меня онкологическое заболевание четвертой стадии. Я постоянно получаю морфин. У меня закончился лимит, и я обратилась в ФОМС, чтобы мне открыли лимит на получение морфина, но мне отказывают. Сколько я ни звоню и в ФОМС, и в приемную, и начальнику, мне все отказывают. Отвечают: все, не положено, я должна сама все покупать.

Но у меня нет ни имущества, ни дома, ни скотины, чтобы продать. Боль, которую я чувствую, неописуемая. Если бы кто-нибудь из родственников сотрудников ФОМС заболел, то они бы без проблем открыли лимит, но таким, как я, кто живет далеко, лимит не открывают.

Я даже пенсию не получаю. Для того чтобы получать пенсию, мне нужно было отвезти справку, но я не смогла из-за болезни. Эти справки я должна собирать каждый год. Вот прошел год, а новую справку я пока не отвезла. Пенсия, которую я получаю, составляет 1 200 сомов.

Последнюю бесплатную партию обезболивающего я получила позавчера, а после мне сказали самой покупать, но морфин стоит 1 400 сомов. Ампул хватит буквально на два-три дня, а после не знаю, что делать. Возможно, я умру от боли», — рассказала она.

 

Источник

Рекомендуемые