Тираж
Культура Памфлеты Кацева АС Тираж

Высоким штилем

В этой статье будет много поэтических строк.
Начнём с «баловня салонов», декадента и пр., пр.:
«Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть не дрожавшей рукой,
Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в Вечный Покой!

Осторожные зрители молча кутались в шубы,
И какая-то женщина с искаженным лицом
Целовала покойника в посиневшие губы
И швырнула в священника обручальным кольцом.

Закидали их елками, замесили их грязью
И пошли по домам — под шумок толковать,
Что пора положить бы уж конец безобразью,
Что и так уже скоро, мол, мы начнем голодать.

И никто не додумался просто стать на колени
И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране
Даже светлые подвиги — это только ступени
В бесконечные пропасти — к недоступной Весне!»

1917 год. Александр Вертинский не только написал, но исполнял эту поэтическую повесть – некролог.

А дальше, конечно, нельзя не вспомнить блоковское:
«…И идут без имени святого
Все двенадцать — вдаль.
Ко всему готовы,
Ничего не жаль…»

Иные времена, новые барды поют о Вечности.
«В нашей жизни, прекрасной, и странной,
и короткой, как росчерк пера,
над дымящейся свежею раной
призадуматься, право, пора».
Булат Окуджава. Фронтовик. Поэт. Бард.

Можно сколько угодно доказывать, что эти стихи «смыслово» притянуты за волосы», но поэзия рождает образ, образ – многозначен, помимо чьей-то воли…».
А вот филигранный Давид Самойлов:
«Жил в Германии маленький цензор
Невысокого чина и званья.
Он вымарывал, чиркал и резал
И не ведал иного призванья.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Он умы сберегал от заразы.
И начальство его оценило.
В зимний день сорок третьего года
Он был срочно направлен «нах Остен»…
Человечишка мелкий, как просо!
На себя он донес через сутки
И был взят в результате доноса…
Он погиб, и его закопали,
А могилу его запахали».

Вопрос и стихотворение моего любимого поэта, Евгения Евтушенко: «Хотят ли русские войны» в подростковые годы формировало мое мировосприятие. А в строчке: «И вам ответят их сыны…» тогда я не заметил смыслового несоответствия – если отцы «под березами лежат», какие сыны?!
Скорее всего я не прав. Пацифистский пафос навеян днем сегодняшним, он тенденциозен.

Но в разные эпохи написанное, почему-то воспринимается, ка послание не в вечность, а нам, современникам двадцать первого века. Можно обзывать авторов, как угодно, но если их стихотворные строчки живы и сегодня обретают актуальность, то …

Хотя бы хрестоматийная классика.
Н. Некрасов.
«Внимая ужасам войны,
При каждой новой жертве боя
Мне жаль не друга, не жены,
Мне жаль не самого героя.
Увы! утешится жена,
И друга лучший друг забудет;
Но где-то есть душа одна —
Она до гроба помнить будет!
Средь лицемерных наших дел
И всякой пошлости и прозы
Одни я в мир подсмотрел
Святые, искренние слезы —
То слезы бедных матерей!»

А сегодня вдруг мне напомнили стихи еще одного поэта. Оказалось, не случайно. Он один из немногих отечественных литераторов – лауреатов Нобелевской Премии. И. Бродский. Как нельзя лучше вписывается стихотворением, мудростью поэтических образов:
«Переживи всех.
Переживи вновь,
словно они — снег,
пляшущий снег снов.

Переживи углы.
Переживи углом.
Перевяжи узлы
между добром и злом.

Но переживи миг.
И переживи век.
Переживи крик.
Переживи смех.

Переживи стих.
Переживи всех».

Уничтожается генофонд противоборствующих сторон. А значит, будущее стран.

А вы говорите.
Вам это надо?!

Ваш АС Кацев

Рекомендуемые