Тираж
Памфлеты Кацева АС Культура

Куда, куда вы взлетели… Памфлеты А.С. Кацева

Сегодня, прошу прощения, поговорим о низком, о том, о котором говорить не принято. Сейчас поймете.

Языкотворчество и отправление естественных потребностей.

Недавно услышал историю о том, что ребенок побежал радостно в первый класс. Понятно, что он еще не научился регулировать свои вдруг возникшие желания. Он, как учили его предусмотрительно дома, поднимает руку и получив разрешение, просится в туалет. Учительница требует, чтобы он заменил слово «туалет» на слово «уборная». Происходит это в первые дни учебы, при всем классе. Ребенок упирается, для него это место всегда обозначалось как «туалет». Учительница тоже не может утерять «свой авторитет» и случается непоправимое. Ребенок в миг стал посмешищем. Его, конечно, перевели в другую школу. Но, душу, в которую плюнули, как в открытую форточку, кто излечит?!

Еще вчера, языковедческая парадигма была привязана: будка-скворечник во дворе — «уборная», отхожее место в благоустроенном помещении — «туалет», а оно же в общественном месте (неблагоустроенном) — сортир. Сегодня все сместилось в туалет, языковедчески, уступил место уборной. Может быть и здесь победил феминизм. Мужской род и здесь заменили женским.

А теперь, оказалось, что современные социально-бытовые и даже экономико-общественные проблемы смыкаются «на сортире». Он стал символом того, как можно ничего не предпринимая поднять ценовую значимость. Комфортности и чистоты он не заслужил, но, оставшись в первозданном зловонном виде, стал выше не качеством, ценой. Во, как.

Это вам ничего не напоминает. Чуть ли не написал, что у нас единственно стабильны зарплаты и пенсии. Неправда, их размер поднимается, но поднимается и… не угадали, не уровень жизни, а нас окружающие повсеместно цены. Мы даже не подозреваем, что себя «чистим» под Владимиром Маяковским, когда-то писавшим: «Мне и рубля не накопили строчки.»

Читаю, что власть о нас заботится, а объехал столичные рынки и убедился, кому наши потребности всласть. Загадки ценообразования.

Закон, запрещающий поднимать, говоря чиновничьим языком, цены на продукты «первой необходимости», есть, но как в том самом афоризме «как назовем, так и поплывет». Новое имя, новая цена, новое, негодное качество.

Ну, чего я все время зануживаю, ведь жизнь прекрасна и удивительна. И не надо иронизировать: «не для всех». Утверждаю: «Для всех!» Для каждого! Но по-разному. Когда еще говорилось: «Для одних пирожные, для других «корочка черствого хлеба».

Я ни в коем случае, не стараюсь очернить нашу героическую действительность, но, тот, от кого это зависит, пожалуйста, направьте своих столоначальников туда, где процветает частная торговля и проследите, чтобы они не начали брать взятки по классику, и борзыми щенками». Недавно, в одном из торгующих заведений наблюзил проверяющих, зашедших «навести порядок». Свой. Это было зрелище. Не может быть, чтобы в стране не нашлось пару сотен-тысяч тех, кто стоек всякого рода подношений. А то, как в диком лесу — «цены кусаются», «продавцы — темнее тучи», а покупатели, для кого это все и делается, главные кормильцы и продавцов, и ценоопределяющих, самые уязвимые.

«Рассвет уже полощется». И жители удут, считая в уме сколько насколько за сколько и что останется.

Читающий эти строки, мне заметит, покупай то, что дешевле и на всех хватит. Но… то, что сегодня дешевле, вчера было тем, что дороже… Свекла, конечно, пока дешевле мяса, но в десять раз дороже чем всегда. И так, повсеместно. Жить на свекле и морковке можно, но не долго. Мяса хочется.

Может быть я не прав и, как в песне: «Все хорошо прекрасная маркиза…». Все как в сексе. Они (цены) сверху, а мы снизу. Известная позиция. Они нас имеют.

 

… А вы говорите

… Вот так и живем.

 

Ваш АС Кацев

Рекомендуемые