Тираж
Тираж

Интервью с отцом 12-летней Мадины, погибшей на границе

Мадина Рахматжанова мечтала стать врачом. Теперь этой мечте не суждено сбыться: девочка погибла во время обстрела на кыргызско-таджикской границе.

29 апреля кыргызстанцы узнали о гибели 12-летней Мадины из села Интернационал. Отец девочки Наимжан Абдуллов рассказал Sputnik подробности того страшного дня.

13-летняя Мадина, погибшая в ходе приграничного конфликта между Кыргызстаном и Таджикистаном
Мадина Рахматжанова мечтала стать врачом. Теперь этой мечте не суждено сбыться

©Фото / Наимжан Абдуллов

Когда таджикские военнослужащие начали обстреливать село, Мадина была дома с матерью и сестренкой Нурдианой (всего в семье пятеро детей). Отец работает дальнобойщиком и в тот день находился в рейсе.

«29 апреля ближе к вечеру позвонила жена и сказала, что село обстреливают. В какой-то момент связь начала пропадать, ее не было слышно. Я в это время находился в районе села Бешкент, но сразу после звонка поехал в сторону Интернационала. А между ними уже стоял блокпост. Наши военные сообщили, что началось вооруженное столкновение, и не пропустили меня», — вспоминает Абдуллов.

Житель села Интернационал Лейлекского района Наимжан Абдуллов, дочь которого Мадина погибла в ходе приграничного конфликта между Кыргызстаном и Таджикистаном
Семья, в которой произошла трагедия, живет в селе Интернационал. Кыргызское и таджикское села разделяет только водоканал

©Sputnik / Зульфия Тургунова

Увидев почерневшее от дыма небо, его жена Наргуль стал звать на помощь соседей, однако никто не откликнулся. От испуга у женщины заложило уши. Она быстро одела дочерей, но когда все трое выбежали из дома, взорвалась артиллерийская мина. Мадина упала. Мать не смогла приблизиться к старшей дочери, потому что в ее сторону стреляли.

Позже раненых девочек и Наргуль повезли в Исфану, но по дороге Мадина скончалась. С ее телефона отцу позвонил неизвестный мужчина, который сообщил, что они находятся в Исфане, а мобильник остался в машине.

«Я не смог пройти через блокпост и ночью через горы и реки контрабандными путями добрался до больницы. Оказалось, что тело Мадины давно в морге, а жена и младшая дочь в реанимации. Потом врачи провели Наргуль операцию, извлекли два осколка и сказали, что другие пока убрать не смогут», — со слезами на глазах говорит мужчина.

Утром 30 апреля мать и дочь отправили на лечение в столицу, а Наимжан Абдуллов похоронил Мадину в селе Эски-Оочу Бешкентского айыл окмоту.

«Село Интернационал граничит с таджикским Оочу-Калача в Гафуровском районе, их разделяет только водоканал. Все жители покинули село, поэтому Мадину мы предали земле возле дома моего отца. Похоронить ее в нашем селе я бы в одиночку не смог. Там никого нет, и родственники не смогли бы приехать», — рассказывает кыргызстанец.

Его супруга получила тяжелые ранения спины и ноги. Наимжан два дня не мог сообщить ей, что Мадины больше нет.

Житель села Интернационал Лейлекского района Наимжан Абдуллов, дочь которого Мадина погибла в ходе приграничного конфликта между Кыргызстаном и Таджикистаном
Наимжан Абдуллов: Все жители покинули село, поэтому Мадину мы предали земле возле дома моего отца. Похоронить ее в нашем селе я бы в одиночку не смог. Там никого нет, и родственники не смогли бы приехать

©Sputnik / Зульфия Тургунова

«Врачи не разрешали говорить, но я не мог выносить это горе один и рассказал жене, как только она отошла от наркоза. Первым делом она накричала на докторов. Потом посмотрела на меня так, будто хотела спросить, плакать ей или нет. Она словно начала сходить с ума… Видя ее состояние, я чуть не запаниковал», — признается Абдуллов.

Сегодня 51-летней Наргуль Хамдамовой планируется провести операцию по извлечению пули из копчика.

Источник

Рекомендуемые